Диалоги Бездны
17 August
Когда человек закостеневает в своих убеждениях, он начинает топтаться на месте. Когда человек задает себе первый вопрос, он делает маленький шаг вперёд. Когда человек сомневается, весь мир вокруг него приходит в движение.

Я сомневаюсь - значит, я не стою на месте.
0
15 August
Когда мы сидим в твоей машине - ты за рулём, я сбоку - и внедорожник мчится куда-то, рассекая дорогу, нам совершенно не о чем говорить. Ты задаешь вопросы, пытаешься вытянуть из меня хоть какие-то слова, реакцию, но я прилипаю носом к поднятому стеклу и смотрю, как серые ленты асфальта стирают далёкий город.

В какой-то момент мы даже находим точку соприкосновения. Я сыплю научными терминами, описываю прекрасным - ничуть не сухим - языком понятий и формул обыденность мира; я говорю о своей любимой области химии, и искры пылают в моих глазах. И ты удивляешься. А потом на моём лице вновь застывает непроницаемая маска.

Я не хочу говорить о чём-то ещё, потому что снова услышу поток ничего не значащей шелухи. Ты не доверяешь мне, а я… Просто зеркалю тебя. Но в век инстаграмов, контактов и вайберов не нужно быть гениальным психологом, чтобы узнать информацию, которую пытались от тебя утаить. Даже порой не нужно искать специально. Информация сама найдет тебя. Я знаю все, что ты пытаешься от меня скрыть.

И потому нам не о чем говорить. Это общение могло бы стать интересным - правда, могло ведь. Но мне чертовски скучно.
0
12 August
- Больно.
Девочка удивлённо отдёрнула от каменной плиты обожжённый палец. Солнце, словно смеясь, дотронулось лучом до оставленного камнем пятнышка, что уже налилось красноватым цветом. Большой выпуклый диск висел над землёй, отбрасывая блики на каждую из ступеней, ведущих к колоннаде возвышавшегося над песком храма. Девочка подула на руку, в надежде уменьшить боль, и украдкой посмотрела на солнце. Ей казалось, что оно сожжёт и глаза, если его разозлить.

Но солнце не злилось. Оно улыбалось, если бы только можно было представить, что оно могло улыбаться. Девочка тоже несмело улыбнулась ему, и уголки её закушенного от боли рта поползли вверх. Но смех, готовый вот-вот брызнуть в воздухе хрустальными осколками, так и не прозвучал.

Чья-то длинная тень упала на ступени, и девочка, обернувшись, увидела, как на корточки рядом с ней опустился человек в чёрных одеждах и сандалиях на босу ногу. Его лысая голова блестела, словно начищенный медный шар.
- Время пришло. Ступай со мной, - коротко произнёс он, выпрямляясь, и властно протянул девочке широкую ладонь. В первый миг она испуганно отшатнулась и бросила на жреца короткий, словно умоляющий взгляд. Но тот, весь вид которого выражал непреклонность, лишь едва заметно качнул головой. Девочка вздохнула и покорно вложила свою маленькую ладошку в чужую руку, позволяя себя увести. Она шла за ним молча до самой последней ступени, рассерженно сопя, стиснув зубы, - и лишь у подножия храма позволила себе на мгновение обернуться. Солнце всё так же сияло на небе, пульсируя волнами жара, и девочка беззвучно взмолилась о том, чтобы это тепло, что касалось её и горело внутри неё тоже, никогда не иссякло.

Это был последний раз, когда ученице жрецов Анубиса позволили насладиться солнцем. После этого мир её погрузился во тьму - и лишь тьма была с ней долгие годы, и во тьме этой, словно тени из царства снов, воплощались её потайные страхи. Горящие жёлтым глаза, что смотрели сурово из-под шакальей маски, приторно-сладкий и въедливый аромат благовоний и съёженные тела в золотых саркофагах - и, самое главное, жуткий, до мозга костей пробирающий холод.

Лишь ещё однажды жрица вышла за пределы храма посмотреть на солнце. Её обучение было окончено, и теперь она была свободна. При желании она могла отправиться куда угодно. Но на мгновенно раздраженных глазах тут же выступили слёзы. И, когда она вернулась в храм, ей долго пришлось тереть лицо краем своих чёрных одежд и мочить их прохладной водой, чтобы унять эту дикую резь. Мечта о свободе осталась для жрицы лишь мечтой о свободе.

Шли годы, потом столетия и тысячелетия. Руины древнего храма давно запорошило песком. Сменился не один круг реинкарнаций. В одном из них, в северной широте, одна странная девушка вдруг подняла глаза на небо. В её северном городке солнечная погода была редким гостем. И сегодня небо было затянуто дымкой сизовато-серых облаков. Чувство странной тоски и чего-то знакомого охватило девушку. Словно она всё это время ждала чего-то, и это невидимое что-то всё время ускользало прочь. Только сейчас это что-то было совсем близко. Так близко, как никогда раньше.

Сквозь хмурую ткань небес пробился солнечный луч.
11 August
Это захлёстывает меня внезапно, резко и накрывает с головой, словно серфер, скользящий по волне, вдруг оказался погребённым под брызгами цунами.
Я хочу всплыть, но не могу. Весь мир сужается до одной сплошной тёмно-синей линии от края до края. Моё сознание - это море, страстно желающее поглотить собой тонущего в нём человека; и я замерла в этом море на границе "вода-воздух", меня окутывает знакомое ощущение паники, и я боюсь, что и правда сейчас утону.
Мне страшно, и я кричу себе "дыши", потому что это единственное, что сможет меня удержать на плаву; я усилием воли не позволяю себе резко и жадно хватать ртом кислород. Мне было бы гораздо спокойнее, знай я, что это снова восстало против меня моё собственное тело, с ним я уже привыкла бороться. Но в этот раз не оно тому виной, и мне не с кем сражаться.
И я стараюсь ровно дышать, качаясь на волнах страха. Постепенно цунами уходит. Морская поверхность становится вновь идеально гладкой. И я всплываю наверх.
Свет, бьющий в окно через полупрозрачные шторы в чужой квартире, кажется мне ослепительно ярким.

В Бездну такое плавание.
0
4 August
0
3 August
Мы живём в одном районе. Возвращаемся, когда уже почти ночь. Фонари с шипением зажигаются по очереди на узкой аллее, словно сам Альбус Дамблдор выпускает свет из своей зажигалки. Ты цепляешься за случайно оброненную мной мрачную цитатку, и мне с неохотой приходится рассказывать. О той части жизни, которую я пыталась скрывать всё то время, что мы знакомы. Закончив, я замолкаю.
- Да уж, - неловко и как-то боязно поводишь плечом ты, - много в твоей жизни мистических историй.
- Я знаю. Не хотела, чтобы об этом узнали. Но раз уж так вышло…
Над нами загораются звёзды. И отражаются в моих глазах. Первоматерия. Хаос. Вселенная смотрит на маленький мир сквозь меня.
"Словно голодный демон", - думаю я. Хорошо, что мои мысли ты не слышишь.
0
1 August
Есть у меня один дар (или, скорее, черта характера) - врываться в человеческие жизни стремительным фейерверком событий и исчезать всё так же стремительно и внезапно, как скоростной экспресс. И, словно бумажные листочки, вырванные из блокнота, летят и летят из его окон обрывки мыслей и глупых слов.
И, случайно столкнувшись потом на улице с тем, чьё лицо едва ли помнишь, и удивившись произошедшим изменениям, услышать тихое: "Ты стала спусковым крючком".
Быть может, я сумею зажечь в тебе огонь. Снова.
P.S. Lindemann - Children Of The Sun
0
30 July
- Я правда не считаю тебя добрым человеком, - я опустилась на спинку кресла, расслабленно скользя пальцами по подлокотнику.
- Ты шутишь?.. Разве мои поступки не доказывают?..
- Твои поступки, - перебила я, - лишь часть тебя. - Да, ты делаешь много хорошего и правильного, но совершенно не следишь за словами. Слова порой ранят не хуже деяний. А хороший и добрый - так это вообще не синонимы. Взять хотя бы ложь во спасение. Что честнее, правильнее, лучше - раскрыть человеку правду, которая его убьёт, или притворяться во имя чужого спокойствия? Подумай об этом на досуге.
- Ха. Я-то подумаю, - последовал ответ, - но уж не возомнила ли ты сама себя светленькой? А?
- Нет, - невозмутимо ответила я. - Я ни светлая, ни хорошая, ни добрая. Я - это всего лишь я, больше и ни меньше.
И я поднялась с кресла, давая понять что разговор окончен. Вода с кончиков волос капнула на пол, оставив на нём маленькую лужицу. И я ушла за феном, потому что застрять в этой гостеприимной, но чужой квартире мне совершенно не хотелось.
Возвращаться же к поднятой теме более не имело смысла. Мои слова достигли своего адресата и - более того - действительно были услышаны.
0
29 July
Мне снилась моя смерть. Совсем как события трёхлетней давности, только тогда я лишь потеряла сознание и быстро пришла в себя.

Занятно следить за тем, как меняется отношение к человеку от реальности к снам и обратно. Очевидно, то, что я скрываю даже от себя, всё-таки становится настоящим в мирах, принятых человечеством за иллюзию.

Настоящее в иллюзорном. Просто смешно.
0
27 July
"Границы в твоей голове".

Но где заканчиваются и начинаются границы меня? Я чувствую себя ячейкой двоичного кода, вписанного в чужую матрицу. "0" - выключена, "1" - включена. Состояние, когда внешний мир стирает тебя, и состояние, когда ты отделяешь себя от него бронированным стеклом.

"Кто я?"
У меня до сих пор нет ответа на этот вопрос. Как и на многие другие, но этот волнует меня сильнее всего. Я либо настолько растворилась в окружающем, что перестала себя осознавать, либо не принадлежала ему изначально.

Глубина моих мыслей ограничена диаметром черепной коробки. Тяжесть упрямо сдавливает виски, когда я пытаюсь вспомнить, когда я осмысленно говорила с кем-то. Мне уже давно не с кем разговаривать, так, чтобы хотелось облекать в звуки осколки мыслей, кружащихся дикой стаей в моей голове. Я давно пользуюсь речью лишь как средством выживания. И только изредка, набирая текст на печатном экране или чёркая что-то на бумаге от руки, оставляю материальный отпечаток своего "я".

Но в тоже время внешний мир полон ощущений и красок, я чувствую это: тяжесть и жар чужого плеча, на которое я устало опускаю голову; запах пыли, прибитой к земле после дождя; жжение реактивов, случайно пролитых на руку; чью-то глубокую грусть и искреннюю радость в мимолётно брошенном взгляде. Принадлежит ли что-то из этого лично мне? Что-то такое, что делает меня уникальной, но в то же время не даёт отделиться от мира не совсем?

Я не знаю. Я не Джон Сноу, но я совсем ничего не знаю - спящий двадцатилетний Нео, застрявший в матрице.

0
23 July

Словно старое воспоминание вдруг ожило.

0
13 July
Грустно - это когда ты дочитываешь охренительную книгу и у тебя в голове роятся тысячи вопросов, а обсудить не с кем. Точнее есть, но ведь это уже совсем не то.
4
6 July
Сегодняшняя ночь - это реквием моей паранойи. Не о ней. А её. Я ненавижу себя так сильно, что в этой ненависти можно было бы утопить целый мир. И себя заодно. Но ещё не время. К сожалению, это не моё время.

Почему ты… против меня?
0
4 July
"Научись различать детские игры и взрослые сражения. Это ребенок может дойти до победного финала, не имея ни единого шанса победить. Только у детей отчаяние способно творить чудеса. Потому что тот, другой игрок - что управляет фигурами противоположного цвета - тоже боится тебя, он тоже отчаялся, ему тоже страшно. Неважно, сколько у тебя сил. Это лишь поединок эмоций и отчаянного бесстрашия.

Нет ничего критичного в том, чтобы на мгновение отступить, если не хватает сил выцарапать победу, это нормально - протянуть руку с предложением ничьей. Это вполне обоснованно - не рваться в атаку, когда не хватает сил, это лишь временная отсрочка на то, чтобы скопить их и стать сильнее противника, возводя крепость вокруг короля и защищаясь. Сражаться на выигрыш, уметь жертвовать многим и стоять до конца - это всё хорошо, но нет никакого смысла в сражении, если ещё не время вести его до конца. Применяй силу. Сражайся. Рискуй. Приноси жертвы.

Но будь рациональной. Всегда".

Спасибо.
0
3 July
Не ходите с друзьями по торговым центрам, если в круг их интересов входит крафтить… весьма специфические вещи.

Проходим через отдел со всякими мелкими штуками для ремонта.

- Жень, Жень, иди сюда! Смотри, что тут есть.
Разворачиваюсь, подхожу.
- Ну, изолента, ну, чёрная… Ну, большой моток. Первый раз видишь, что ли?
- Нет, ну а ты прикинь, сколько из такой можно плёток сделать!
-…

Идём дальше. Выбираю себе обложку на автодокументы. Тем временем сзади:
- Нет, ты представляешь, это же вазелин! Вазелин со вкусом клубники! Мне, конечно, много вазелина видеть доводилось, но чтоб клубничного…

- Жень, Жень, зафоткай, пока я держу! А то не могу вспомнить, какая там точно длина нужна, - а это чей-то хитрый взгляд остановился на полке со всевозможного рода веревками.

И так всю дорогу. А началось все с того, что на улице резко похолодало и мы решили забежать куда-нибудь по пути погреться.

Погрелись. Посмеялись. А я потом возвращалась домой с большой пригоршней маленьких разноцветных карамелек и нервно дергающимися глазами.

Х)
0